Видное. Новости

Яндекс.Погода

вторник, 12 декабря

пасмурно-3 °C

Онлайн трансляция

Российская медицина: бесплатно уже не будет

29 сент. 2017 г., 10:32

Просмотры: 342


Бюджетные расходы на здравоохранение в этом году составляют 381 млрд. рублей. По сравнению с прошлым годом они сократились на 18% (85 млрд. руб.) Вместе с тем объем платных медицинских услуг в России за тот же период вырос на 20% и к концу года составит около 700 млрд рублей.

Пациенты всё чаще платят за свое лечение: если платить все равно придется, то где нам помогут лучше – в государственной больнице или частном медцентре?

ПОРТРЕТ "ДЕНЕЖНОГО" ПАЦИЕНТА

По данным исследования «Индекс здравоохранения», проведённого «Опорой России» совместно с ВШЭ и ВЦИОМ, в 2015 году услугами частной медицины воспользовались 47% пациентов, государственной — 77%, в 2016 году эти показатели составили 52% и 79% соответственно. В Москве коммерческими медуслугами пользовались 4,1 миллиона человек из 14,7 миллиона всех пациентов. Ещё более 2,2 миллиона лечились в теневом медицинском секторе. Попросту говоря, при необходимости платили врачу напрямую в карман. И это, кстати, распространенная практика с большими перспективами на будущее. «

Некоторые врачи городских больниц «присвоили» себе рабочее место в больнице и распоряжаются им в своих интересах», – подтверждает Олег Кузовлев, главный врач клинической больницы № 83. – Начинаешь вылавливать, наказывать, в ответ: «В отличие от государства пациенты адекватно оценивают мой профессиональный уровень и квалификацию. Хотите, чтобы я ушел в частную медицину?» Нет, не хочу, больнице нужны профи, и мне тоже стыдно, что у них грошовая зарплата».

- Многие государственные врачи научились играть на готовности людей платить, навязывая пациенту платные услуги и договора «о спонсорской помощи в размере, который укажет лечащий врач. Нередки случаи, когда пациенту, официально оплатившему через кассу госбольницы операцию, например, анестезиолог намекает на необходимость доплатить – за качественный наркоз. Естественно, находящийся в стрессовом состоянии человек соглашается на любые условия»,- приводит пример Вячеслав Тетервяков, президент «Центра независимой защиты прав потребителей.

По его мнению, границы между коммерческой и государственной медициной сейчас настолько размыты, что уже невозможно отличить, где какая, разве что по социальному статусу пациентов – под государственной крышей все-таки больше престарелых и малоплатежных.

Портрет коммерческого пациента через призму страховых компаний (использованы данные на основе полисов добровольного медицинского страхования) выглядит несколько по другому: возраст от 25 до 45 лет (именно в эти годы в жизнь врываются семейные вопросы и проблемы со здоровьем дают о себе знать), образование высшее, зарплата от 35 000 рублей. Полис ДМС им чаще всего предоставляется на работе в качестве дополнительного бонуса. Лишь 10% людей старшего возраста (до 60 лет и выше) имеют полис, оплаченный работодателем, 30% покупают его сами. Остальные, как и подавляющее большинство пенсионеров, посещают коммерческие клиники разово и оплачивают визит из собственного кармана.

Всего в России более 10 тысяч платных клиник, причём большая их часть расположена в Москве — свыше 1 200, подсчитали для «НИ» эксперты компании MedAboutMe . Главными драйверами роста эксперты называют ненадлежащее качество и сокращение объёма бесплатной медицинской помощи.

По данным ВЦИОМ, причиной отказа от государственных поликлиник 34 % опрошенных называют проблемы в организации: большие очереди, невозможность записаться на приём, то, что за услугу всё равно придётся платить; в меньшей степени жалуются на нехватку персонала. 26 % ссылаются на проблемы с врачами: недоверие к их компетенции, равнодушие, грубость и хамство. «90 % жалоб к госинфраструктуре сводится к плохому сервису: „Мне не улыбнулись“», — уверен глава НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента департамента здравоохранения Москвы Давид Мелик-Гусейнов.

Вон оно что! – А пациенты-то не знают и почем зря клянут реформу, вытолкнувшую их в объятия частника.

СИЛКОМ НА ВЫХОД

Даже официальные чиновники признают всё большую недоступность бесплатной медицины в России. В результате реформы здравоохранения 2014 года под сокращение попали 90 тысяч медработников, обеспеченность населения врачами снизилась до 39,7 на 10 тысяч человек. В стране по сей день не хватает 55 000 врачей. Более того, 17,5 тысячи населённых пунктов вообще не имеют медицинской инфраструктуры, из них более 11 тысяч расположены на расстоянии свыше 20 километров от ближайшей медорганизации, где работает хотя бы один фельдшер.

«В условиях снижения доступности медпомощи для населения рост платных медуслуг свидетельствует о замещении бесплатной медицинской помощи платной», — сделала вывод Счётная палата.

- Платная медицина остаётся единственным выходом не только для тех, кто предпочитает комфорт многочасовым очередям, но и для тех, кто неделями вообще не может попасть ко врачу, — подтверждает координатор движения «Вместе — за достойную медицину!» Алла Фролова - Это касается и Москвы. Здесь, вроде бы не такая дремучесть, как в каком-нибудь северном Загогуйске, развивается высокотехнологичная помощью, но в больницу не попасть. Та же история в поликлиниках. Появилась электронная очередь, но что дает этот прогресс, если приема у специалист приходится ждать 2-3 недели. А ведь эффективность медицинской помощи во многом зависит как раз от её доступности - от возможности получить ее оперативно, в максимально сжатые сроки – тогда, когда она нужна. Страх за свое здоровье гонит людей в частную медицину. А по сути это государственные учреждения выталкивают их туда силком, элементарно не умея управлять своими ресурсами.

СКОЛЬКО СТОИТ УЛЫБКА ВРАЧА?

В среднем стоимость первичной консультации у терапевта в частной клинике обойдётся в 1 500–2 000 рублей, за анализы придётся отдать 1 300–1 500 рублей, функционально исследование от 2 тысячи, подсчитывает исполнительный директор компании MedAboutMe Даниил Данин. По данным Росстата, средняя зарплата россиян в августе 2017 года составила 31 870 рублей, пенсия – 13200. Пенсии чаще всего не хватает, чтобы пройти качественное обследование, что уж говорить о лечении…

Эксперты расходятся во мнениях о том, как выбирать хорошую клинику. Доктор медицинских наук, главный врач и руководитель клиники «Сфера» Эрика Эскина считает, что гарантия - наличие сертификата соответствия стандартам доказательной медицины, один из них GCP — Good Clinical Practice. Президент ОАО «Медицина» Григорий Ройтберг тоже называет важным мнение международных экспертов. А вот директор по развитию компании MedAboutMe Андрей Нгуен советует доверять отзывам знакомых или читать комментарии в интернете, но «в любом случае количество положительных комментариев стоит уменьшить раз в пять на число купленных». По его мнению, искусственные отзывы, как правило, отличаются чрезмерной детальностью: указанием всех имён и многократными благодарностями.

«В любой коммерческой организации главное — это зарабатывание денег, — уверена Алла Фролова. — В частной клинике пациент может получить качественное обследование, но есть опасность, что ему навяжут много лишнего. Главная цель доктора-коммерсанта, к сожалению, не вылечить, а заработать».

Отзывы пциентов в соцсетях,подтверждют этот печальный вывод. «У платной медицины есть обратные стороны, - пишет москвичка Юлия . - . Во время беременности у меня была оплачена страховка, но меня старательно разводили на всё, что в неё не входит. В результате до родов переплатила 200 тысяч рублей, за некие манипуляции, якобы облегчающие родовспомошествование, муж отдал еще 150 тысяч. И куда ты денешься? – Роды первые, ничего не знаешь, всего боишься. «Облегчение», кстати, заключалось в том, что акушерка вложила мне в руку крестик и велела читать молитву. Я ни одной не знаю, просто кричала: «Господи, помоги!» Через год рожала второго, уже в обычной больнице. Принципиально не дала никому ни копейки, орала тоже бесплатно».

Галина , 21 год, студентка Института иностранных языков: «У меня внезапно заболел внешне здоровый зуб – острой ноющей болью. Пошла в частную клинику недалеко от дома. Врачи оказались хорошими коммерсантами – расспросили, ограничена я в средствах или нет. На зуб у меня было. Предложили «оптимальный» вариант – поставить мышьяк на воспаленный нерв, через пару дней вернуться к ним, почистить каналы и установить постоянную пломбу. За это удовольствие с меня обещали взять 10 тыс. рублей. Согласилась. В следующий визит мне для начала сделали рентген челюсти. Врач посмотрела, покачала головой и сказала, что рядом с больным зубом еще как минимум пять нуждаются в срочном лечении. Я не поверила – к этому не было никаких признаков. Собрали консилиум – зав.отделением и еще двух теток со щипцами – типа намек, что если не соглашаюсь лечить,то скоро придется выдергивать. Уболтали, что после мышьяка пломбирование зубов проходит почти безболезненно, но если я опасаюсь, то у них есть «импортный укольчик». Уже на кассе я узнала, что «укольчик» стоит 3 500, а мне их всадили 6 штук. Плюс «немецкие» пломбы, плюс ароматическое окуривание для предотвращения нервного стресса, плюс рентген (8раз).Растрясли на 78 тысяч рублей. И если бы только это! После их пломбирования изменился прикус, зубы как не родные, выпирают. Короче, испортили весь рот. Пригрозила подать в суд, они предложили исправить все бесплатно. Ну уж нет…Тогда совсем без зубов оставят.

Нина Викторовна , 64 года, ветеран труда Курск:

- У мужа атеросклероз сосудов нижних конечностей. Профильного специалиста в городе нет, ходили к обычному хирургу в поликлинику, которая два раза в год выписывал лекарства, лишь бы отвязаться от нас и давала рекомендации «терпеть и меньше двигаться». Так продолжалось 4 года. Никакого облегчения не было, наоборот, все хуже и хуже. Просили дать направление на операцию – поставить стент, она говорила, что это бесполезно, состояние сосудов такое, что никто не возьмется. Мы самостоятельно поехали в Израиль, все прошло благополучно, вернулись на своих ногах. Получили рекомендации наблюдаться у сосудистого хирурга. Где его взять? В поликлинике избавились даже от нашей бывшей хирургини, она не прошл аттестацию. Вдруг слышим - открылся частный медицинский центр, идет реклама «сосудистый хирург высшей категории, стентирование, шунтирование, послеоперационная реабилитация». Мы туда, бегом. За «высшую ктегорию» прием крутой - 3500 рублей. Заплатили, заходим в кабинет: батюшки мои! Да это же та толкушка, которая чуть не загубила моего мужа. Говорит: обучилась на курсах за счет медцентра, и теперь может сама проводить операции. Не знаю, найдутся ли рисковые люди, но мы туда ни ногой. Лучше уж лечиться мочой, как предлгают по телевизору, это все-таки безопаснее.

КАК «У НИХ» ВСЕ УСТРОЕНО

- Вовсе не значит, что человек, работающий в платной медицине, особо талантлив или семи пядей во лбу, - говорит Лариса Ракова, врач-терапевт муниципальной поликлиники . – Гарантий, что тебе за деньги все сделают хорошо, сегодня нет, на непрофессионалов можно нарваться везде. Хотя многие считают, что в частном медцентре их оближут, а в районной поликлинике обязательно нахамят и заставят сидеть в очереди. Как врач, работающий в этой системе, скажу, что это не так. После реформы значительно изменилось поведение врачей. Да и пациенты стали требовательнее. Ты попробуй его на две минуты позже записи прими – проблем не оберешься. И еще вот что скажу: в частных центрах заработок врачей зависит от количества назначенных анализов. Есть в этом малоприятный душок. Лично я принципиально не обращаюсь туда и работать у частников не собираюсь ни при каких условиях.

Тем не менее волна реформы прибила к частным клиникам десятки тысяч врачей. В интернете масса историй, чем обернулась смена хозяина лично для них, что отличает коммерческую и государственную медицину и как быть пациентам, оказавшимся на распутье.

«В поликлинике отработал 25 лет. У нас людей увольняли абсолютно бездумно — например, пожилых специалистов.. Некоторым по закону предлагали вакантные должности: например, оперирующему гинекологу с 40-летним стажем — должность санитара морга. Вопрос в том, как определять эффективность врачей, потому что в России нет способа повышения квалификации То обучение, которое есть, — фикция… Плюс частной медицины лично для меня в том, что появилась материальная возможность повышать свои знания. Спокойно покупаю медицинские журналы по 200 евро, за свой счет ездил на конгресс терапевтов в Европу и в Китай, даже за языковые курсы заплатил, чтобы получше освоить английский и читать медицинскую литературу в оригинале.»

«Когда-то я работал в государственных медицинских учреждениях, но прожить на зарплату, которую там платят, сможет не каждый, так что я решил податься в частную медицину. После долгих скитаний из одного центра в другой действительно нашел то, что искал, стал зарабатывать больше. Но поделюсь и негативным опытом: системы оплаты труда врачей в разных клиниках разные и устанавливаются на усмотрение их владельцев. Бывает, что клиника принимает врача для работы на одних процентах. С приема больного, как правило, врач получает 20%, и 3-5% - за направление к другим специалистам. За направление на сдачу анализов - еще от 3 до 10%. Кроме того, есть специальности, которые не нужны в частном центре, например фтизиатр или геронтолог. Можно ли заработать на лечении туберкулеза или наблюдении за «дементными» стариками? Кстати, зарплата врачей терапевтических специальностей - эндокринологов, кардиологов, гастроэнтерологов и др. - самая маленькая в клинике. За 30 минут рабочего времени я зарабатываю 200 рублей. Врач эндоскопист, делая, к примеру, гастроскопию пациенту, тратит на всю процедуру 15 минут, стоит она 2000 рублей, а ему полагается 20% от ее стоимости - 400 рублей. То есть за те же полчаса он зарабатывает 800 рублей против моих 200. Это несправедливо, но так везде. Так что всем нынешним студентам медицинских вузов, которые хотят получать достойную зарплату, советую учиться на врачей нетерапевтических специальностей.

«Самое трудное было, когда я перешел из госбольницы в частную клинику, видеть, что новую контору больше интересует размер чека пациента, чем конечный результат лечения. В последнее время ситуация меняется - результаты лечения начинают интересовать их не меньше, чем сбор денег. С развитием конкуренции в частном секторе клиники начинают бороться за лояльность клиентов: они хотят, чтобы их воспринимали, прежде всего, как медучреждение, которое хорошо лечит».

«Реально задолбало торгашество. Начальство заставляет врачей идти на сделки с медицинскими представителями. Они бездумно назначают даже плохие лекарства, которые представители продвигают, потому что за это им полагаются бонусы. Условно говоря, назначишь препарат 10 пациентам - получишь 100 рублей на телефон. В зависимости от числа назначений, можно получить сертификат в парфюмерный магазин, медицинский халат, фонендоскоп или даже путешествие за границу. Могу сказать одно - уважающий себя врач так поступать не будет, так дискредитировать себя должно быть очень стыдно.

«Есть и люди, для которых реформа стала жизненной трагедией. Некоторые всю жизнь занимались очень узкой сферой и просто не вписались в новую систему.У меня был коллега, детский нейрохирург, который пять лет отработал в провинции, а потом переехал в Москву с ребёнком и женой. Одна крупная частная клиника пригласила его на собеседование. Он рассказал, что умеет: столько-то операций сделал, столько-то опухолей удалил. Его готовы были взять, но сказали, что ставки детского хирурга нет, и предложили быть пульмонологом. Врач сказал: «Я не умею, я нейрохирург». На что ему ответили: «Книжки почитаете и с завтрашнего дня можете приступать». Он брал на работу учебники, а когда, например, приходил на вызов к ребёнку с астмой, уходил в ванную мыть руки, открывал там книжку и изучал вопрос. Год так проработал, пока не нашёл место по специальности в государственной больнице».

БОДАНИЕ ПАРТНЕРОВ

«Есть частные клиники, в которых от врачей требуется одно - лечить пациента в соответствии с существующими стандартами. Такие действительно существуют, там пациент получает квалифицированную помощь, и это очень важно. Но есть и такие, в которых на первой же планерке врачу объясняют его задачу - направить больного к как можно большему числу специалистов и заставить сдать как можно больше анализов. Руководство постоянно проверяет карты пациентов и делает выговоры, если врач не стал "раскручивать" пациента. После нескольких замечаний могут уволить, а многие доктора уходят и сами - не каждый сможет так работать».

- Я был на грани ухода, - рассказал «Новым Известиям» Алексей Алексеев, хирург-онколог одной из московских районных больниц. – Но не из-за коммерческих примочек. В принципе, в руководстве не дураки, понимают, что престижность заведения определяется не бешеными ценами, а высоким профессионализмом кадров. К хорошему и опытному специалисту с глупостями не пристают. Другой вопрос, что если ты какое-то время не практикуешь, не делаешь по десять операций в день, то толку от твоих консультаций все меньше и меньше. В онкологии все очень быстро меняется. Не в российской – тут десятилетиями ничего не происходит. Но на западе появляются новые методики, хочется попробовать, перенять, может быть, даже усовершенствовать. Было немало случаев, что пациентам, которых я консультировал, и они считались безнадежными, можно было реально помочь. Но – условий нет, операционная в большинстве небольших клиник не предусмотрена, бригады, которая понимает тебя с полуслова, тоже, все они остались в моей старой больнице. Пришлось делать выбор: либо сидеть на хорошей зарплате и становиться посредственностью, либо возвращаться к живому делу. Директор все понял, мне предложили компромисс: консультировать у них несколько часов в неделю, по удобному для меня графику. При этом за мной сохраняется возможность приглашать на операции «интересных» пациентов или тех, кто отчаялся дождаться очереди бесплатно, по официальным каналам. Работаю так уже пятый год.

По мнению собеседника, за частно-государственным партнерством - будущее российской медицины . Что бы ни говорили о технической отсталости госбольниц, сейчас они оснащены очень неплохо. Такое оборудование большинству частных клиник, имеющих четыре-пять, а то и два- три кабинета, не по карману. Что делают коммерсанты? Используя старые связи, договариваются с госучреждениями и садятся им на хвост, втихаря приплачивая руководству. «Аренда» лабораторий и высокотехнологичного оборудования, как и труд специалистов не стоит частнику ничего. Они порой и не догадываются, выполняя распоряжения начальства, чьи интересы обслуживают.

Как-то не поворачивается язык назвать эту бодягу не то, что частно-государственным партнерством, а даже его прообразом. Да и врачи, перескакивающие из дверей в двери, все-таки больше смахивают на шабашников, чем на партнеров отечественного здравоохранения.У пациентов голова вообще кругом – когда этому доктору доверить свои бесценные болячки? С 8-ми до 3-х, когда он сидит в поликлинике и принимает бесплатно, или с 3-х до 8-ми, когда он в частном центре делает то же самое за деньги?

- В России дорога часто прокладывается зигзагами, но движение рано или поздно поворачивается в нужном направлении, - поделилась с «Новыми Известиями» Надежда Алексеева, президент Ассоциации частных клиник Санкт-Петербурга . – Во всем мире существует два вида медицины – государственная и частная. Обе занимаются одним делом – служат охране здоровья граждан. И только у нас они живут по разным законам, не дополняя, а сторонясь друг друга.

Государственная медицина считается «бесплатной». Она финансируется из федерального и местного бюджетов, в которые перечисляют налоги все без исключения работающие граждане. Государственная медицина всегда поддерживается государством, которое выделяет деньги на строительство больниц, поликлиник, закупку оборудования и медицинского транспорта, обучение и повышение квалификации специалистов и т.д. Откуда деньги? Из кармана налогоплательщиков.

Частная медицина сама по себе. Для того, чтобы организовать клинику, нужно взять в аренду или выкупить по рыночной цене землю и помещение, реконструировать его под медицинские нужды, закупить самое современное медицинское оборудование, выучить персонал, пройти лицензирование по каждому виду деятельности и т.д. На все это нужны деньги, и деньги немалые. Но карман налогоплательщиков для нас недоступен. Государство как бы не замечает, что любой гражданин рано или поздно становится пациентом. Или замечает, но приговаривает: «Это же частники, которые наживаются на болезнях людей. А я – государство, я «свои» бюджетные деньги буду выделять только на обнищавшую государственную и абсолютно «бесплатную» медицину, которая обеспечит помощь всем гражданам страны и в первую очередь социально незащищенным». Ура! Мы тоже «За»!

Но почему бы при этом не выстроить отношения так, чтобы все эти граждане, включая социально незащищенных, уже оплатившие из своих налогов лечебные мощности и медицинское оборудование, могли им эффективно пользоваться. Разве это не в интересах российского здравоохранения? Не в интересах пациентов, которые сейчас вынуждены платить за все трижды – «черным налом» - врачу, в кассу – по чеку, по тарифу ОМС – из зарплаты.

Нормально частно-государственное партнерство если и не устраняет окончательно эти коррупционные схемы, то значительно их ограничивает. Во всяком случае, у партнеров количество переходит в качество и делает услуги населению доступнее. Обидно, что эту простую истину приходится доказывать. Еще раз хочу сказать: проблема не в том, что расплодились частные клиники. Проблема в том, что медицина фактически монополизирована государством из-за нищеты населения. И чем дольше мы будем бодаться, какая из них профессиональнее и круче, выяснять, кто кому должен и кто кому чего не додал, тем скорее у народа пропадет желание доверять любому из нас, - уверена Алексеева.

Впрочем, деваться народу все равно некуда. Судя по бюджетным планам на ближайшие годы, увеличения расходов государства на здравоохранения ждать не стоит. Поэтому расцвет частной медицины гарантирован.

Источник