Видное. Новости

Яндекс.Погода

пятница, 27 апреля

ясно+6 °C

Онлайн трансляция

Никто не останется без поддержки

26 янв. 2017 г., 17:23

Просмотры: 180


Несмотря на экономический кризис, филиал №42 государственного учреждения Московского регионального отделения фонда социального страхования не оставит временно нетрудоспособных людей без средств к существованию. Государство выполняет свои социальные обязательства при любых условиях. О нюансах социального страхования нашему корреспонденту рассказала директор филиала Галина Набатчикова.

Не заплатишь – не поедешь!

Галина Сергеевна, вначале несколько слов о том, за счет каких средств финансируются мероприятия по улучшению условий охраны труда и снижению производственного травматизма.

– Сперва мне хотелось бы отметить, что наш филиал работает в соответствии с федеральным законом №125, вступившим силу в феврале 2000 года. Предприятия перечисляют в бюджет страховые взносы на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве. Это своего рода налог. Его размер зависит от характера производства и степени риска получения работником травмы. К примеру, в бюджетной организации риск получения травмы на производстве не очень велик. Ну, разве что по неосторожности. Поэтому бюджетники перечисляют нам гораздо меньшую сумму. А вот на заводе, где производят металлические конструкции, риск получения травмы выше. Поэтому их социальный налог значительно больше. Уравниловка в социальном страховании противопоказана. Часть финансов на социальное страхование мы получаем из федерального бюджета. Приветствуются также добровольные пожертвования.

Поясните, пожалуйста, как происходит процедура установления степени риска получения травмы на разных предприятиях?

– Любая организация регистрируется в налоговой инспекции согласно общероссийскому классификатору видов экономической деятельности. Сегодня по закону у нас существует 22 группы риска. Каждая из них имеет свои ОКВЭДы (общероссийский классификатор видов экономической деятельности), в соответствии с которым утверждают ежегодные суммы по страховым отчислениям. Предприятие, имеющее множество ОКВЭДов, подтверждает в фонде социального страхования основной вид деятельности. Главным образом количеством наибольшей прибыли, полученной за счет труда на наиболее рискованных видах работ, а также наибольшим количеством работников в этой области. В результате бюджетные организации перечисляют страховые взносы в размере от 0,2% фонда оплаты труда, а промышленные предприятия, с вредными условиями труда гораздо большую сумму. На деле это происходит так. Руководитель предприятия обращается в наш фонд с просьбой утвердить страховые взносы по такому-то виду экономической деятельности. К письму он прикладывает справку, где сообщается, что в прошлом году они занимались, например, производством железобетонных конструкций. В соответствии с этим, фонд социального страхования устанавливает сумму отчислений. Если предприятие не подтвердило свой ОКВЭД, то наш фонд имеет право утвердить ему наивысший коэффициент отчислений страховых взносов. Причем, наименьший коэффициент отчислений составляет 0,2 %, а наивысший 4,7%.

Что можно сказать о предупредительных мерах по охране труда? Как, например, сегодня обстоят дела с аттестацией рабочих мест?

– Эта процедура носит так называемый заявительный характер. Если предприятие обратилось в фонд соцстрахования, то средства ему выделят. Если нет – то оно их и не получит. Причем, из тех, кто обратился к нам, деньги выделят не всем, а только тем, кто исправно платит страховые взносы. В связи с тяжелой экономической ситуацией наш фонд нынче имеет недоимку по страховым взносам. В федеральном законе имеется пункт, в котором говорится, что страхователям, имеющие задолженность, страховые средства не выделяются. Даже, если один рубль страховых взносов не уплачен, то такой страхователь считается недобросовестным. Средства, предназначенные на предупредительные меры по охране труда, страховщик может тратить на аттестацию рабочих мест, обучение работников, приобретение средств индивидуальной защиты, льготное питание для вредных цехов и многое другое. Если средства эти используются, то они увеличиваются. Если нет, то уменьшаются. Так, в 2015 году Видновский ФСС на предупредительные меры использовал 23 миллиона рублей. В результате на прошлый год было выделено немного больше этой суммы.

Страхователь должен обратиться к нам до 1 августа, заполнив специальную форму заявления и приложив к нему план мероприятий: на что он собирается потратить сумму. Если он хочет провести аттестацию рабочих мест, то он обязан назвать организацию, которая будет это делать. А наш фонд должен проверить, например, имеется ли у этой организации лицензия на выполнение данной услуги, все необходимые сертификаты и другие документы. Поскольку это федеральные деньги, то они должны быть потрачены целевым образом. Некоторые предприятия оплачивают периодические медицинские осмотры своих работников. В этом случае предприятие направляет в фонд социального страхования информацию о том, какое количество людей нуждается в медицинском осмотре, а также копию договора с медицинским учреждением, в котором работники должны пройти осмотр. Фонд проверяет: имеется ли у этого лечебного учреждения лицензия и другая необходимая документация.

Кроме того, часть денег расходуется на приобретение спецодежды. Однако предприятие не может покупать эту одежду где попало. Оно обязано приобрести сертифицированную продукцию. В этом случае страховщик сообщает в ФСС, какому количеству работников необходима эта спецодежда. А фонд досконально проверяет представленные данные и соответствие закупленной продукции сертификату. Это очень большая и серьезная работа, которую мы проводим. Еще деньги можно потратить на санаторно-курортные путевки.

На стороне работника

– Галина Сергеевна, по статистике количество тяжелых случаев на производстве в Московской области постоянно сокращается. Как обстоят дела с этим вопросом на подведомственной вам территории?

– В целом количество тяжелых случаев в Ленинском муниципальном районе и городском округе Домодедово сокращается. Во время тяжелых несчастных случаев наши сотрудники выезжают на предприятие и вместе с инспектором по труду участвуют в расследовании причин, которые привели к ЧП. Кстати, предприятие обязано в течение суток поставить в известность инспекцию по труду и наш фонд о том, что у них произошел несчастный случай. После этого создается комиссия по расследованию несчастного случая, которая устанавливает страховой это случай или нет. Бывает человек во время обеда пошел по собственной инициативе в соседний магазин и получил там травму. Или, не предупредив руководство, работник вышел на работу, включил бензопилу и отрезал себе палец. Конечно, такие случаи не могут считаться производственными. В подобных ситуациях мы обычно говорим, что, если он вышел на работу в интересах предприятия, но забыл предупредить руководство, то случай может считаться производственным. Даже если он произошел в нетрезвом состоянии. Ведь, если работник употребил на производстве, то виноват в этом не только он сам, но и администрация предприятия, которая допустила это. Мы стараемся быть на стороне работника даже, если предприятие сопротивляется этому. В этом случае мы пишем отдельное письмо, и при расследовании обосновываем свою точку зрения.

А если случай не признали страховым – работник остается без пособия?

– Ни в коем случае! Несчастный случай на производстве при любом раскладе будет оплачен в 100% размере – независимо от того перечисляет или нет предприятие страховые взносы. Эти деньги фонда социального страхования. Есть бюджет обязательного социального страхования – на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством. А есть бюджет обязательного страхования от несчастных происшествий на производстве и профессиональных заболеваний. Они совершенно разные, но в любом случае даже при легкой производственной травме работник не останется без поддержки. Фонд оплачивает лечение работников, получивших производственную травму. Кроме того, если, например, в Видновской районной больнице, куда поступил человек, получивший травму на производстве, нет нужного специалиста, то фонд оплачивает услуги этого специалиста. Если необходимы какие-то редкие лекарства, то по рекомендации лечащего врача фонд оплачивает такие препараты. Кроме того, мы оплачиваем доставку такого больного в любой медицинский центр, консультацию любого медицинского специалиста. После травмы, когда человек еще находится в лечебном учреждении, сотрудники ФСС ведут с врачом разговор о том, как этого человека отправить в соответствующий санаторий. Задача нашего фонда не просто выделить деньги в связи с производственной травмой, а вернуть человеку стопроцентную работоспособность. В соответствии с этим ФСС построил специальные реабилитационные центры, в которых проходят реабилитацию работники. Одни из них «Голубая речка» расположен в Одинцово. Он пользуется огромной популярностью.

Обанкротился – и в кусты

Что изменилось у предприятий по отношению к охране труда в связи с переходом на рыночную экономику?

– Нынче не все хотят заниматься охраной труда. Причина в том, что предприятиям приходится собирать большое количество необходимой документации. Бывает и так, что в фонд представляют некорректные документы. Фонд возвращает их на исправление, а представитель предприятия просит наших работников оформить ему отказ: лишь бы с документами не возиться. В результате предприятие остается без денег на охрану труда. А бывают и такие нелепые случаи. В прошлом году в ЗАО «Совхоз им. Ленина» ушел со своей должности человек, который занимался охраной труда. В результате это предприятие осталось без денег на предупредительные меры.

Рыночные отношения порождают банкротство предприятий. Как в этом случае соблюдаются интересы работников, получивших на этих предприятиях профессиональные заболевания?

– К сожалению, не все бывает гладко в наших вопросах: существуют пробелы в законодательстве. Например, не так давно обанкротились Домодедовские авиалинии. Там числилось 238 летчиков, потерявших летный слух. Капитализация средств в Домодедовских авиалиниях составляла порядка двух миллиардов рублей, а собственности у этой организации никакой. Хозяева компании арендовали самолеты и помещения. В результате предприятие ничего не выплатило своим пилотам. Или вот другой случай. Обанкротилось предприятие Мосмек. Собственники – несколько человек, у которых завод арендовал все оборудование. В собственности у него ничего не было. Эти несколько человек живут припеваючи, и обанкротив остальной завод, они ничего не заплатили людям, получившим на предприятии профессиональные заболевания.

Беседовал

Виталий Каркешкин