Видное. Новости

Яндекс.Погода

воскресенье, 21 октября

облачно с прояснениями+2 °C

Онлайн трансляция

Губернатор Московской области в спецпроекте "Первые лица регионов"

09 авг. 2018 г., 11:28

Просмотры: 111


Ваша, Андрей Юрьевич, пресс-служба решила помочь мне подготовиться к интервью, прислав файл с названием "Достижения Московской области за пять лет". Прочел его и даже кое-что выписал. Например, "ликвидирована очередь в детсады, построены 99 школ, открыты два онкоцентра, два роддома, пять крупных центров материнства и детства, отремонтированы 13 тысяч километров дорог, решены проблемы 21 тысячи дольщиков, из аварийного жилья переехали 17 тысяч человек…"

И так далее. Можно долго перечислять.

─Вы назвали малую часть сделанного, но, считаю, главное достижение состоит в том, что нам удалось создать работоспособную команду, обеспечивающую позитивные перемены в каждом из городов и населенных пунктов области ─ Бронницах и Мытищах, Химках и Серебряных Прудах. О Подмосковье часто говорят: маленькая страна. Может, не такая уж и маленькая, если брать по европейским меркам. В области живет семь с половиной миллионов человек, ежегодно добавляется еще 95 тысяч новорожденных и 90 тысяч приезжих из других регионов. По последнему показателю мы лидируем в России. Даже у Москвы цифра чуть ниже.

Наша команда работает над тем, чтобы людям жилось комфортно. Для этого приходится решать разные задачи. Где-то это перинатальные центры, как в Наро-Фоминске, Коломне, Щелково и Раменском, а где-то, извините, обычные пешеходные дорожки. Недавно встречался с жителями Королева, и мужчина в инвалидной коляске благодарил за то, что теперь без проблем добирается до магазина. Он, может, и не слышал о программе "Доступная среда", но пользуется ее плодами. Так и должно быть.

Достижения ─ не только масштабные проекты, мы стремимся, чтобы каждый человек ощутил перемены к лучшему. Активно используем обратную связь, она позволяет понять, чего именно от нас ждут люди. Это и "Добродел", и личная почта, и ежемесячный прямой телеэфир, в который выхожу не только я один, но и главы районов, городов. Такая коммуникация, регулярное общение с жителями помогают держать руку на пульсе.

Но жизнь ─ штука сложная…

Вы вот сказали, что удалось ликвидировать очередь в детсады. Это не вполне так. Да, мы построили 386 дошкольных учреждений, но в ряде городов опять начали накапливаться очереди. Жилье вводится высокими темпами, подрядчики торопятся сдать новые микрорайоны и быстрее получить деньги, а социальная инфраструктура порой отстает. Значит, нам опять придется грести в обе лопатки.

Речь ведь не только о детсадах. В ближайшие четыре года в Подмосковье должно быть построено около двухсот школ. Это рекорд по стране!

Регион растет, развивается, мы должны успевать отвечать на вызовы, которые предлагает жизнь. А для этого, повторяю, нужна команда. Эффективная команда.

Вы правы, жизнь сложная. То, что одни считают достижениями, другие воспринимают как норму, а третьи вообще предпочитают подмечать в действиях властей лишь недостатки.

─Например?

Вот чем, по-вашему, пахнет Подмосковье?

─Полагаю, в первую очередь, природой. Лесом, полем, рекой. Абсолютное большинство населенных пунктов области экологически чисты. Я родился и вырос в Красноярске, не так далеко находятся Кемерово, Новокузнецк, Нижний Тагил, Ачинск, где много металлургических комбинатов. Там людям не надо рассказывать о реальных проблемах с экологией. Московский регион считается благополучным, здесь нет вредных производств, которые сконцентрированы на Урале и в Сибири. В нашей области находятся два цементных завода, и оба соответствуют всем экологическим стандартам.

Если вы намекаете на мусорные свалки…

Да я не намекаю, можно сказать, в лоб спрашиваю.

─Отвечаю.

У каждого поколения свои вызовы. Через проблему утилизации твердых бытовых отходов прошли все богатые, успешно развивающиеся страны. И Америка, и Европа, и Япония с Южной Кореей. Но там этим озаботились давно, еще несколько десятилетий назад, решали вопрос комплексно и последовательно, мы же долго никак не занимались проблемой, банально сваливая мусор в огромные искусственные горы.

Дальше тянуть нельзя, отмахнуться не получится. Пришел наш черед действовать оперативно, как того требует сложившаяся ситуация.

Это понятно. А конкретно?

Мы первыми в стране вводим новый экологический стандарт, параллельно закрывая свалки. Их красиво называют полигонами, но фактически это банальные кучи мусора, чуть присыпанные землей. Знаете, наверное, как они создаются? Из самосвалов вываливаются несортированные отходы, которые присыпаются двадцатисантиметровым слоем грунта. Естественно, начинается бурная химическая реакция захороненных, скажем так, ингредиентов, после чего безобразно вонючий свалочный газ надолго отравляет жизнь всем в округе.

На сегодняшний день никто в нашей стране, увы, не обладает технологией дегазации. Это умеют делать лишь зарубежные компании, к чьим услугам мы и обратились еще пару лет назад. Сами нашли, пригласили к сотрудничеству и уже активно используем опыт.

Речь о голландских и австрийских компаниях, специализирующихся на переработке мусора. Технология используется частично немецкая.

Сколько свалок в области?

─Тридцать девять. Двадцать четыре закрыты, остальных не будет к 2021 году. Может, даже раньше. Чем быстрее, тем лучше. Но обязательно ликвидируем все.

Закрыть ─не значит решить проблему. Во-первых, вся эта гадость не перестанет гнить и вонять, во-вторых, нужно же куда-то девать новый мусор.

─Именно поэтому и не закрываем все свалки одномоментно. Если бы не думали о последствиях, везде опустили бы шлагбаумы. Как говорится, ломать ─не строить. Но мы-то на своей земле, решения должны быть взвешенными и продуманными.

Сначала надо убедиться, что те двенадцать КПО ─комплексов по переработке отходов, которые строятся сейчас в круглосуточном, кстати, режиме, справятся с поступающим объемом, когда заработают на полную мощность. Дело в том, что мы принимаем очень много мусора из Москвы. Это логично, поскольку в огромном мегаполисе негде хранить такое количество отходов. Но нам-то от этого не легче, согласитесь. В год из столицы поступает семь с лишним миллионов тонн мусора. Плюс область добавляет четыре миллиона своего. Это порядка двух с половиной тысяч больших траков в день.

В сентябре должны начать работать первые три КПО. Посмотрим на их эффективность.

Вопрос в чем? Сейчас в захоронения отправляется 95 процентов поступающих бытовых отходов. Пример для наглядности: в Германии на каждого жителя в среднем приходится 625 килограммов мусора в год, из них на полигоны попадает лишь килограмм. Один! Есть разница?

Переработка отходов на КПО позволит нам снизить цифру почти вдвое ─до пятидесяти процентов.

Куда денется остальное?

─Мусор будет сортироваться, отбираться и перерабатываться. Часть ─ это четыре полезные фракции, которые хорошо известны: бумага, металл, стекло и пластик. Еще тридцать процентов органика, ее направят на специальные, прилегающие к КПО, полигоны, чтобы там превратить в перегной, так называемый серый компост. Повторяю, Подмосковье станет первым в России регионом с новым экологическим стандартом и действующей технологической системой утилизации отходов.

Но половину мусора вы по-прежнему собираетесь вывозить на все те же свалки?

─Иного выхода нет, пока не построим в области четыре мусоросжигательных завода. После этого лишь двадцать процентов пойдет в захоронения, остальное сгорит в топке.

Где планируете открыть заводы?

─Под Воскресенском, Наро-Фоминском, в Ногинском (Богородский городской округ — прим. ТАСС) и Солнечногорском районах. Проект японской корпорации Hitachi Zosen Inova и нашего "Ростеха". Каждый завод рассчитан на переработку 700 тысяч тонн отходов. К слову, в Японии сейчас работает 1200 мусоросжигательных заводов. Прописными ─ тысяча двести!

И когда вступит в бой подмосковная четверка?

─К началу 2022 года.

Как народ в Воскресенске и Наро-Фоминске воспринял перспективу такого соседства?

 Тяжело. Мы слушали многих лекторов из-за рубежа, специально приглашали сюда немцев, японцев, австрийцев. Они в один голос говорили: во все времена и везде реакция людей была примерно одинакова. Но альтернативы попросту не существует. И возможности растягивать удовольствие на десятилетия ─ тоже, все нужно сделать в предельно сжатые сроки.

Раздельный сбор мусора в цивилизованном мире давно стал нормой, а в России он по-прежнему диковинка. Вот вы умеете разделять отходы?

Вопрос риторический. Ответ: нет.

─О том и речь! Анатолий Торкунов, ректор МГИМО, рассказывал мне, как молодым дипломатом приехал в Америку. Поселился в съемной квартире. В первый же вечер к нему пожаловала управляющая дома со словами: "Пройдемте в подвал, покажу, как правильно сортировать мусор". Анатолий Васильевич в первую секунду подумал: розыгрыш. Оказалось, нет. Спустились вниз, женщина стала объяснять, как и что делать, по каким контейнерам раскладывать. Анатолий Торкунов, возглавляющий общественную палату Подмосковья, признался, что до сих пор сохранил привычку к раздельному сбору мусора, но, к сожалению, в нашей стране навык пока не нужен. Правда, с 1 января 2019 года и в России это становится обязательным требованием, о чем недавно заявил министр природных ресурсов Дмитрий Кобылкин.

Возвращаясь же к вашему вопросу о том, чем пахнет Подмосковье… Да, были неприятные моменты, но, прошу обратить внимание, причиной проблем стали частные свалки. "Ядрово" в Волоколамске и "Кучино" в Балашихе ─ не государственные, не муниципальные.

Последний полигон закрыли после "Прямой линии" с президентом Путиным. Это создало вам дополнительные проблемы?

Конечно, добавило красок в нашу жизнь, поскольку это была одна из самых больших свалок в области. Парадокс в чем: частные операторы зарабатывали весьма приличные деньги, ежедневно принимая бытовые отходы, а шишки посыпались на исполнительную власть, которая ответственна за все, что происходит в регионе. Те, кто не соблюдал технологические требования, довели ситуацию до критической, остались как бы в стороне, а разгребаем завалы мы.

Понадобилось некоторое время, чтобы начать рекультивацию обоих полигонов в соответствии с современными экологическими стандартами. Тяжелая работа! Понятно, жители испытывали определенные неприятности и неудобства, за что мы сразу извинились.

Нечто подобное, возможно, не столь масштабное, происходило и раньше в Ожерелье, Электростали. В Пушкинском районе был полигон "Царево", его остановили 1 октября 2017-го, сейчас он ждет дегазации и рекультивации. Это касается всех закрытых нами свалок.

Я сразу сознавал, что проблема назрела, ей надо плотно заниматься. Поэтому мое первое обращение к президенту Путину и касалось темы утилизации бытовых отходов. Мы встречались в начале 2013 года, и я доложил, что со свалками надо заканчивать. Владимир Владимирович поддержал меня, но предупредил: "Будь аккуратен, направление тяжелое и очень чувствительное".

В итоге дождались, пока народ вышел на площади.

─Услышьте меня: мы закрывали полигоны, но поэтапно. Да, случился некий всплеск, обострение, это заставило чуть форсировать события, но курс остался прежним, пройдем по нему до конца, проблема будет решена, в этом нет сомнений.



Подробнее на ТАСС:
http://tass.ru/opinions/region-officials/5431830